ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ

Ипполит Матвеич, служил в тресте по снабжению. То есть он был начальником отдела снабжения, а значит. Сидел на окладе и товарах. Ипполит Матвеевич был старым холостяком. И не в смысле возраста, а по стажу. Так сказать, по выслуге лет. Проще говоря. Он никогда не был женат. И не потому, что ему не хотелось, чтобы его дома кто-то ждал, а из-за врождённой робости.

Которую он скрывал под напускной серьёзностью, ворчливостью и суровым взглядом небесно –голубых глаз. Ох уж мне эти, голубые глаза. Множество женщин из треста вздыхали по этому завидному жениху. Даже Раиса Михайловна. Начальница планового отдела и красавица во всех смыслах этого слова. Но.

Все подходы к нему при помощи коротких юбок, невинного взгляда и глубокого вздоха вырезом в платье, заканчивались выговором по работе. Не на бумаге, а словесно.

Ипполит Матвеич. Глядя на голые коленки, вырез и глаза, страшно робел и смущался, а значит. Начинал читать лекцию по правильному ведению отчётности и требовал соблюдения рабочего графика. Ну, кто –же, согласитесь дамы и господа, будет опосля такого приёма продолжать заигрывания? Вот, никто и не продолжал.

А Ипполит приходил домой в пустую квартиру и ругал себя. За то, что отшил очередную соискательницу. Но на большее не решался.

Фира Марковна работала в том-же тресте. В столовой. Она готовила и потом стояла на раздаче. Фира была женщиной видной.  Со всех сторон. В смысле спереди, сзади и вообще, по всей окружности.

Ипполит Матвеич завидев Фиру Марковну в столовке, куда ходили столоваться все сотрудники треста. Краснел, бледнел и не мог оторвать взгляда от мощной груди ейной. Фира Марковна самолично его обслуживала. Она приносила лично к нему за столик второе блюдо – квашенную капусту. Довольно мерзкое блюдо, поскольку она была просрочена. Но. Это не смущало Ипполита.

Он краснел, бледнел и с его носа в борщ спадали очки. Ипполит Матвеевич закашливался и вытаскивая очки из тарелки вилкой, объяснял соседям.

И Фире Марковне, что он болезненный с детства и эта проклятая инфлюэнца таки добьёт его когда – нибудь. Все знали о его неровном дыхании к видной даме из столовой и ждали, когда-же он решится. А Ипполит Матвеевич всё ходил в столовку, краснел, бледнел, ронял очки и не мог отвезти взгляда от аппетитных полушарий выпиравших из-под тесной формы Фиры. На большее он не мог решиться.

Но однажды, проходя через парк после работы. Ипполит Матвеич увидел, как Фира Марковна в халатике выгуливает огромного и толстого серого кота. Не заметить её, было просто невозможно. Такие формы убивают наповал с полукилометра. А Ипполит был значительно ближе.

Он подошел и как галантный кавалер сделал комплимент.

-Вы таки любите животных, как я поглядю. Это же не кот, а прямо тигр какой-то. И красив, впрочем, как и его хозяйка.

Фира Марковна зарделась вся и поправила халатик на груди.

– Он у меня очень благородных кровей. Кивнула она на большого кота. Какой породы я не упомню уже, но самой что ни на есть знатной.

-По нему видно. Заметил Ипполит Матвеевич. Морда лица у него, ну прям как с импортных журналов.

И действительно. Морда лица у Кузи была квадратная. Ну, просто, два на два. И оттуда торчали усы, нос и уши. За ними шло толстое пузо и шикарный хвост.

-Какой у вас халатик импозантный. Соригинальничал Ипполит. И стал судорожно вспоминать, что означает сие слово. Впрочем…

Фира Марковна не обиделась, а значит, слово понравилось.

Она опять же, вся зарделась и спросила Ипполита Матвеевича.

– А не желаете ли борщика, домашнего приготовления.

-Борщика? Простонал Ипполит и в его глазах загорелся постоянный голодный огонь.

– И котлеток с пюрешечкой. Добила его Фира Марковна. С ивасиками. И лучком, мелко нарезанным с помидорками в подсолнечном масле.

Этого удара под дых, Ипполит Маркович вынести уже не смог. Он покраснел, побелел, уронил очки и споткнувшись, чуть не упал. Ему так захотелось есть, что даже голова закружилась.

-Ой. Забеспокоилась Фира Марковна. Какие у вас организмы нежные.

-Это у меня инфлюэнца. Оправдывался Ипполит Матвеевич. От неё, проклятой, все беды, и схватился за руку подставленную Фирой Марковной.

Та прижала его плотнее к своей окружности и повела есть борщик и котлетки с пюрешечкой.

Кузя довольный окончанием прогулки быстро семенил за ними.

На следующий день, Ипполит Матвеевич был сам не свой и всё вспоминал обед и халатик Фиры Марковны. Который она кокетливо одергивала всё время.

В конце недели он был приглашен опять в гости. И не мог ни о чём думать, кроме этого. Так что, работа не клеилась.

А Фира Марковна вдруг ни с того ни с сего, решила заняться здоровым образом жизни. То есть похудеть. Садиться на диету сил не было. И Фира решила заняться бегом. И за неделю сбросить килограмм этак двадцать, хотя бы.

Она одела моднячий фильдеперсовый спортивный костюм. Привезённый знакомой дамой из –за рубежа. И этот костюм так обтягивал все её прелести, что мужчины спотыкались метров за двести. Откуда очень даже запросто можно было наблюдать все ньюансы фигуры Фиры Марковны. Хотя. Лично у меня есть подозрения, что это был совсем и не спортивный костюм.

С собой, чтобы не было скучно. И не мучиться одной. Фира брала Кузю на поводке. И бежала с ним. Вернее, тащила за собой несчастного кота. Который упирался как мог, дико орал и постоянно изображал обморок. Что, впрочем, никогда не помогало, но.

Он успевал перегрызть поводок и с диким криком, раненной в самое сердце чайки, бежал и прятался…

За самых больших собак, которых выгуливали во дворе. Собаки, обескураженные таким обходным манёвром, с удивлением и открытой пастью наблюдали за странным котом.

Который вместо того, чтобы убежать, жался к их большим лапам. Они упускали самое главное из виду. Несчастные.

И когда им приходило в голову посмотреть туда, куда был устремлён полный ужаса взгляд Кузи, было уже поздно.

Собака видела Фиру Марковну в облегающем фильдиперсовом костюме с раскрытыми руками. С криком, летевшей точно на неё. Вынести такой картины не была способна никакая собака. После этого, обычно, овчарки, доги, боксёры и лайки, впадали в состояние крайнего ужаса и падали на землю, прикрыв лапами голову и поскуливая от страха. Некоторые не могли сдержать немедленный позыв мочевого пузыря.

Фира Марковна хватала кота и посадив на связанный уже поводок с ошейником объясняла.

-Собаки, Кузечка, пошли нынче не те. Совсем, можно сказать, никакие. Ни тебе в ногу вцепиться, ни гавкнуть. Тьфу просто, а не собаки.

Несчастный Кузечка, подвывая от безысходности и усталости, ронял обильные слёзы и тащился за своей бегущей мучительницей.

В конце недели, Ипполит Матвеевич с букетиком ромашек застал Фиру Марковну именно за этим занятием.

Будучи не в состоянии отвести взгляда от её фигуры, выгодно подчёркнутой спортивным костюмом.

Ипполит Матвеевич покраснел и запинаясь спросил.

– И шо это такое? Уважаемая Фирочка Марковна вы такое делаете в этом сногсшибательном наряде?

Фира покраснела и смутившись признала что бегает, чтобы похудеть. То есть собралась вести здоровый образ жизни.

 – Ни, ни! Упаси Боже! Вдруг забеспокоился Ипполит Матвеевич.

Если вы за покушать волнуетесь, то это напрасно. Пущай волнуются те, которые не любят. Вот им-то, как раз и надо бегать, раз кушать не любят.

 Какое такое похудеть? Позвольте вам заметить, что мужчины не собаки. И совсем не любят, когда из женщинов, в разные стороны торчит множество кОстев.

А вы- таки, такая импозантная дама, соблазнительная со всех сторон, что вам этих безобразиев совсем не надо. Тем более, что профессор один мой знакомый сказал, что от этого самого бега, одно расстройство и изжога.

-Ну, раз профессор сказал. Заметила Фира Марковна. Она уже поняла, что у Ипполита Матвеевича в знакомых одни образованные люди и сам он, человек обходительный.

-Так пойдёмте. Продолжила Фира. Пойдёмте, покушаем котлеток с жаренной картошечкой. А потом немного жареной рыбки и ивасиков с лучком, и мелко нарезанными помидорками. А то у меня уже, ей Богу, скоро от голоду, изжога начнётся.

И подхватив Ипполита Матвеевича по руку и прижав его к себе, пошла по направлению к дому. Кузя, которого Фирочка подхватив, несла в левой руке, смотрел на Ипполита Матвеевича широко раскрытыми глазами, полными обожания. И всё время пытался лизнуть его руку. Мучения с бегом закончились.

Они шли кушать котлетки с картошечкой, рыбкой и весело обсуждали что-то про здоровый образ жизни. Они смеялись, а Кузя держался лапами за Ипполита Матвеевича и не собирался отпускать.

А через полгода они расписались. И как-то само собой так вышло, что Фирочку за выдающиеся заслуги в столовом деле, назначили заведующей.

А ещё через несколько месяцев у них родились двое ребёнков. Одна девочка. И ещё одна девочка. Ну да, всё правильно.

Двое девочков. Хорошеньких, кругленьких с полненькими розовыми щёчками.

Да. Совсем забыл. Ипполит Матвеевич, как-то придя с работы, принёс найденного по дороге домой худого, как щепка, рыжего кошачьего малыша.

-Вот, Фирочка. Заметил Иппполит. Бежал за мной и кричал. Худой он и голодный. Бег до добра не доводит. Может, мы его оставим и покормим?

-Да, Боже ж ты мой. Всплеснула руками Фира Марковна. И поставила пред пушистым малышом миску полную фарша.

Кузя подошел к несчастному котёнку, дрожавшему и спешно глотавшему кусочки фарша не пережевывая, и толкнул его своей большой головой. По отечески. А потом подтянул к себе и стал облизывать.

-Да Боже ж ты мой. Повторила Фира Марковна и прослезилась.

Теперь у них по дому ходят два кота. Один рыжий, другой серый. И оба с мордами лица прямо два на два. Из которых торчат усы, носы и уши, а за ними…

Бегают две девочки и Ипполит Маркович. Совершенно счастлив. Ну, просто абсолютно. У него теперь есть всё, что он хотел.

А вы, дамы и господа, говорите, диета, здоровый образ жизни…

 Нам это ни к чему. Потому как, от этого ничего кроме расстройства нервной системы и изжоги не бывает.

Тем более один знакомый профессор это подтверждает.

Так что. Кушайте себе на здоровье. Честное слово.

И пусть вам будет счастье.  Как у Ипполита Матвеевича и Фиры Марковны.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

5 1 голос
Оцените Насколько Вам Понравилось
Подписаться
Уведомить о
guest

0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии